ПСКОВСКАЯ ЗЕМЛЯ

 


 

Красная книга псковских усадеб

Журнал «Туристический олимп»//июнь 2006

Усадьба Волышово.jpgКрасота порховского края не спасет мир. Потому что не успеет - погибнет раньше. Уникальное созвездие русских дворянских усадеб близ Порхова на Псковщине скоро останется лишь на старых фотографиях и в воспоминаниях. А «Красная книга» исчезающих псковских усадеб поредеет еще на несколько страниц.

Роскошный «куст» старинных дворянских гнезд в бассейне реки Шелони в Порховском уезде хорошо известен, пожалуй, лишь историкам и искусствове­дам. Настолько запрятан он в российской глубинке, удален от всех проторенных дорог, что никакие тури­стические маршруты по этим местам никогда не про­ходили. Однако все, кто все же волею судьбы побы­вал в усадьбах Волышово, Холомки и Вельское Устье, остались до глубины души потрясены увиденным.

Замечательно красив пейзаж Пошелонья. Мяг­кие холмы с лесами и перелесками сменяются реч­ными долинами, а бесконечные просторы вызыва­ют ощущение полета души. Несмотря на невысокую плодородность земли, Порховский уезд был одним из самых густонаселенных на Северо-Западе Рос­сии, где с XVIII в. стали возникать крупные поме­стья петербургских знатных родов. Постепенно хозяйственные мызы превращались в настоящие оазисы культуры и искусств, искренне любимые мно­гими поколениями своих владельцев.

Сегодня буквально на глазах тихо гибнет некогда роскошное Волышово, что в 18 км от Порхова. Ста­ринное гнездо известных дворянских фамилий Васильчиковых—Строгановых самая грандиозная усадьба всего региона по масштабу и поистине европейскому художественному уровню просто исчезает с лица земли. Усадьба пережила две войны и чудом уцелела в революцию. Разграбленная дочиста, она все же не была сожжена и до конца 80-х годов XX в. продолжала существовать как техникум и школа. Сохранялись остатки изумительной внутренней отделки помещений: двери и окна из мореного дуба, наборные паркетные полы из ценных пород дерева; дивная лестница итальянского мрамора, специально привезенная из Италии графом С.А. Строгановым именно для этого дворца, плавно возносила посетителей на второй этаж великолепного дворца.

О художественном уровне внутреннего убранства Волышова — любимой усадьбы Строгановых, брил­лианта в ожерелье «Строгановской империи» - можно судить по их же сохранившемуся дворцу рабо­ты Растрелли на Невском проспекте. Недоступный для обычных посетителей все советские годы, недавно он все же стал филиалом Русского музея и кропотли­во, зал за залом, реставрируется, вызывая неизменное восхищение сотен и наших и иностранных туристов.

Конный двор усадьбы Волышово.jpgКогда-то с балкона псковского графского дома, оформленного кованой решеткой изысканного рисунка, открывались чудесные виды на Розовый садик и восхитительный парк с дендрарием из ред­ких привозных пород деревьев — плод многолетних трудов талантливого садовника Строгановых. Для хозяев этот парк должен был стать воспоминанием о лучших романтических парках Европы, где Строга­новы подолгу жили. С возникновением в Петербурге в 1860 г. английского крикет-клуба в глухой глубинке Псковщины был создан большой крикетный луг. Засеян он был столь редкостной травой, что и сейчас, через столько лет, здесь не растут сорняки, не хотят пастись животные, а луг продолжает зеленеть.

Поколения Васильчиковых, а потом и Строгано­вых жили в усадьбе подолгу, расширяя и развивая обширное хозяйство. На территории 45 га до сих пор существуют 34 жилые и служебные постройки: это дом с флигелями, усыпальница, бесчисленные службы, фермы и великолепные конюшни,— по сути, это целый город. За комплекс построек в Волышово молодой архитектор М. А. Макаров стал профессором Академии художеств. Здесь воплотилась мечта и страсть Строгановых к псовой охоте и разведению чистопородных лошадей и охотничьих собак. В итоге вся жизнь усадьбы была практически подчинена зада­чам содержания и разведения арабских скакунов и русских рысаков, а конный двор в версте от графского дома иначе, как дворцом для лошадей, и не назовешь. Усадьба гибнет не от последствий деяний немец­ко-фашистских захватчиков или ударов молнии. Небрежение властей и органов охраны памятников в сочетании с «банальным» варварством местных жителей — вот то стихийное бедствие, которое обру­шилось на усадьбу. Еще в 80-е годы XX в. после обследования и фотосъемки усадьбы с вертолета были полностью составлены проекты реставрации комплекса, выделялись средства из бюджета. В столь плачевное состояние усадьба пришла уже в новое, постсоветское время, когда ее стены покинула школа и здания остались брошены на произвол судьбы. Превращение дворца в руины происходит столь стре­мительно, что скоро уже будет трудно сопоставлять старые фотографии и существующие постройки, — отличия уже разительны. С большим трудом удалось лишь решить вопрос о включении в штат научно-производственного центра по охране памятников половины ставки смотрителя уникального памятника дворцово-паркового искусства и истории. А тем вре­менем погибает последнее: выдирается с корнем кованая решетка мраморной лестницы, выламывают­ся и растаскиваются ее ступени. Изумительные инкрустированные ценными породами дерева пар­кетные полы не удается сломать по причине их необыкновенной крепости. Ну так и это решаемо, — на паркете так здорово разводить костерочки для вечерних посиделок местной молодежи. Последние потомки Строгановых приезжали в Волышово в 90-х годах, предлагали свое участие в восстановлении уса­дьбы, но закон не позволяет передавать землю в част­ную собственность иностранным гражданам. Неравнодушные к истории России и красоте люди в интер­нете в красках, с фотографиями повествуют о траге­дии грандиозной когда-то усадьбы; буквально горест­ный стон стоит среди специалистов и просто очевид­цев гибели. Потому что есть у всего этого бедствия название, и имя ему — «узаконенный вандализм».

По словам начальника отдела охраны объектов культурного наследия Псковского областного комите­та по культуре Людмилы Солдатенко, основная про­блема в том, что до сих пор нет четкой концепции: что именно надо делать с усадьбой. Часть ее корпусов сегодня, как и прежде, используется под развитие племенного конезаводства. Одна конюшня передана в аренду частному предпринимателю. Рядом рабочий поселок, что не очень хорошо для создания в Волышово пансионата или дома отдыха. Кроме того, остро стоит вопрос с привлечением комплексного инвестора на столь большой объект. В 2005 г. на реставрацию памятников всей Псковской области было выделено всего около 35 млн рублей. Этих денег хватит разве что на один домик графини.

Усадьба Холомки.jpgВ плачевном состоянии находится и другое зна­менитое место Порховского уезда — имение князей Гагариных Холомки. В отличие от древнего, эпохи XVIII столетия, Волышова, усадьба Холомки роди­лась на самом закате усадебной культуры, в 1914 г. Возвел ее Андрей Григорьевич Гагарин, первый рек­тор Петербургского политехнического института, созданию которого им было отдано много сил и энергии. Вот почему дом в Холомках напоминает главное здание института. Место для новой усадьбы было выбрано на редкость красивое, — на верхней бровке долины реки Шелонь. Этот дом был спроектирован в классическом стиле знаменитым архитектором Иваном Фоминым, мастером неоампира, как воспоминание об изящных, усадьбах вековой давно­сти. Художник Милашевский вспоминал: «Дом в Холомках с мощными колоннами, балкон с ротон­дой. С этого балкона между ионических колонн про­глядывались, как в рамках, пушкинские виды».

Хозяин Холомков, князь Андрей Григорьевич Гагарин, был столь известным в России ученым, что Ленин даже посчитал нужным выдать ему «охран­ную грамоту». Семье князя разрешалось проживать при усадьбе, в которой был организован Народный дом с театром. Вокруг повсеместно творился шабаш, горели и разворовывались усадьбы, но Холомки устояли. В жуткие годы Гражданской войны десятки людей творческих профессий из Петрограда, совер­шенно не приспособленных к выживанию в усло­виях «строительства нового мира», спаслись здесь от голода в организованном женой князя Доме творчества для литераторов и художников. К. Чуковский, Е. Замятин, М. Добужинский, В. Ходасевич, О. Мандельштам и многие, многие дру­гие вспоминали Холомки как спасительный остров.

Даже в годы оккупации Холомки не пострадали: немцы не сочли нужным уничтожать усадьбу, где рас­полагался штаб их армии. Теперь же чудесная усадь­ба, эффектно стоящая над Шелонью, неотвратимо гиб­нет. Не помогает Указ Президента 1995 г. о включении усадьбы в Холомках в список объектов культурного наследия федерального значения. Большие надежды возлагались в 2000 г. на передачу администрацией Псковской области С-Петербургскому техническому университету усадьбы его первого ректора. Как сказа­ла Людмила Солдатенко, вуз выполнил первоочеред­ные консервационные работы, а сейчас подготовил архитектурно-реставрационное задание на реставра­цию и дальнейшее приспособление усадьбы под зда­ние для университетского дома отдыха. Поэтому есть надежда, что через несколько лет действительно нач­нутся нормальные реставрационные работы.

Что же говорить о других дворянских гнездах Псковщины, если в таких великолепных ландшафтах гибнут столь важные для истории и культуры России Волышово и Холомки! Каждая из усадеб в чем-то неповторима, а красота псковской земли неизменно заставляет замирать сердце. Вельское Устье, Полоное, Княжьи Горки и Алтун и множество других памятников прошлого все еще ждут спасения. «Крас­ная книга» гибнущих псковских усадеб не должна уменьшаться за счет пополнения «Черной книги» — книги усадеб, безвозвратно утраченных.

Источник: «Красная книга псковских усадеб», журнал «Туристический олимп», июнь 2006, Татьяна Курагина




 




Карта Псковской области


О проекте Обратная связь Полезные ссылки
Copyright © Администрация Псковской области, 2006-2017.
180001, г.Псков, ул. Некрасова, д. 23.