ПСКОВСКАЯ ЗЕМЛЯ

 


 

Выбор и Дубков: забытые крепости

«Псковская правда-Вече»//8 февраля 2007 года

Старинный перстень - примета прошлой жизни

Дорога в городище Выбор уз­кой лентой протискивается между круто уходящими вверх земляными валами. Справа от входа в старую крепость двухэтажный дом старин­ной постройки.

- В нем жил купец,- дает по­яснения директор Новоржевского краеведческого музея Марина Пахоменкова. - Перед революцией в Выборе насчитывалось несколько десятков домов, несколько лавок, библиотека, вольное пожарное общество, а также ссудосберегательное товарищество.

Купец поставил дом на высокий каменный фундамент, сложенный из крупных валунов. Дом давно не­жилой и распахнут на все четыре стороны пустыми глазницами окон. Внутри запустение и разгром. Но дом еще достаточно прочен, его можно восстановить, если бы на­шелся хороший хозяин.

На территорию городища ступа­ешь в ожидании чего-то неизвестно­го. Словно делаешь шаг в прошлое. Мы немного знаем о крепости. Известно по летописи, что Выбор псковичи поставили 14 сентября 1431 года, после того как литовцы разорили Котельно, и округ остался без военной защиты. Крепость про­стоит до прихода Стефана Батория и будет разорена его многоплемен­ным войском, наступавшим на Ост­ров от Великих Лук.

Марина Михайловна говорит, что среди местных крестьян со­хранились предания о нашествии. Называется Королева гора - как будто бы там располагалась став­ка польского короля, указывается место, откуда вела огонь по кре­пости польская батарея. Марина Михайловна говорит, что, пережив очередное нашествие, люди пос­ле перенесенных бед и несчас­тий снова возвращались к родной печине. Строились, ставили избы - пятистенки, пахали землю, возводили церкви, основывали мо­настыри. И так в этом тревожном пограничье случалось не раз.

Документы из архивов донесли до нас несколько имен выборян. За­писи сделаны за несколько лет до прихода Стефана Батория. Вот эти имена: поп Никита Иевлев, дьячок Степанко Сидоров, пономарь Демешка Петров, церковный сторож Митя Марков, проскурница Овдотья Григорьева.... И еще имена, уже мирян: Фетко Кузмин, Иванко да Окатко Фроловы. Как отмечается в документе, «молодые люди».

Почему-то, читая список, испы­тываешь странное чувство: словно эти люди были в твоей жизни, и ты их знал. Но в какой-то момент по­терял навсегда. И грустно стано­вится от этой потери. Может, по­тому грустно, что жили они с нами на одной земле, только в разные времена, но общая историческая память объединила нас и с Фетко, и с проскурницей Овдотьей, и с остальными выборянами. Тревож­но только за них: спаслись ли они, когда пришел Баторий.

Городище похоже на вытя­нутую чашу с высокими краями, около 200 метров в длину, и метров 150 - в ширину. Внутри городища древнее кладбище. Здесь похоро­нено несколько поколений выбо­рян. Вещественные свидетельства о прошлых временах немногочис­ленны - осколки керамической по­суды, каменные кресты. Да еще, пожалуй, старинный перстень. На нем были вытеснены холм, дере­во, церковь и человек. И еще одна редкая для наших мест находка - бивень мамонта в песчаном карь­ере. Он хранится в Новоржевском краеведческом музее.

Вспомнилось, что поп Ники­та Иевлев, пономарь Демешка Петров, да дьячок Степанко Си­доров в документах значатся как «успенские», то есть из Успенского прихода. Он до сих пор существует на территории городища. Храм на­зывается во имя Успения Пресвя­той Богородицы.

В начале XIX века жители Вы­бора поставили кирпичную церковь Успения с приделами Троицы и Александра Невского взамен сго­ревшей. Император Александр I пожертвовал на храм тысячу рублей - не малую по тому времени сум­му. Храм простоял полтора века. Отступая, немцы разрушили его. А десять лет назад рядом с ним был поставлен новый, деревянный. Слу­жит в приходе иеромонах Пимен. Приезжает в Выбор по праздникам и в выходные дни из Святогорского монастыря. Батюшка угостил нас святой водой и сообщил, что на днях рухнула западная стена старой кир­пичной церкви.

Мы зашли в заброшенный храм. Большая груда кирпича высилась у западной стены, пол церкви исчез под разным хламом. И все-таки приметы былой красоты церковь сохранила. Вот своды купола, ко­торый, кажется, едва держится на обветшавших стенах, строителями был сложен так, что купол кажется легким, почти невесомым. В од­ном месте разглядели фрагмент каменного пола, украшенного ин­крустацией.

... Мы миновали городище, и вы­шли за валы крепости с южной сто­роны, через пролом, который сдела­ли поляки при штурме Выбора. На этом месте в те времена стоял один из монастырей - Варваринский, ко­торый был приписан к Снетогорскому монастырю в Пскове.

В 30- е годы прошлого века на территории Выборского сельского совета насчитывалось 43 дерев­ни, в них проживало более трех тысяч человек. Но грянуло новое нашествие, страшнее и беспо­щаднее прежних набегов. И снова люди снялись с насиженных мест. Большая часть уже не вернулась в отчий дом. Они остались на полях сражений и в братских могилах.

Погосты у русских церквей - это тоже наше прошлое. Печальные по­госты да православные храмы.

Форпост на Спасской горе

Летчик Федотовский неподвиж­но лежал на берегу озера, его па­рашют с запутавшимися стропами полоскался в воде. Неподалеку от умирающего летчика догорала его боевая машина. Последним днем жизни Виктора Федотовского стал теплый летний день 16 июля 1941 года. Он успел покинуть сбитый истребитель. Но подвел парашют - он раскрылся не полностью.

Кто-то из деревенских маль­чишек положил в запекшийся от крови рот летчика несколько ягод земляники. Жизнь быстро вытека­ла из искалеченного тела. Похоро­нили Виктора Петровича Федотов­ского на склоне горы Спасская, на ее вершине в средние века стоя­ла небольшая крепость Дубков. И было тогда «сталинскому соколу» от роду всего 23 года.

Историю летчика Федотовского поведал глава Вескинской волости Анатолий Васильевич Коротин. Он и провел нас на городище Дубков, на самую вершину горы.

Вначале мы побывали на моги­ле летчика. К ней уже давно никто не приходит. Хотя раньше кто-то приезжал. Возможно, из родствен­ников Федотовского никого не осталось в живых.

От могилы поднялись еще на пару десятков метров. Останови­лись на небольшой площадке.

- Вот здесь они отдыхали, гото­вились к переходу в лес. Дело было ранним утром, - начинает рассказ Анатолий Васильевич. И излагает нам еще одну трагическую исто­рию из военных времен.

В эти края осенью 1941 года из Ленинграда была за­брошена группа из 50 человек - ядро будущего партизанского отряда. Ленинградцы из местных жителей набрали в отряд еще сотню человек. На склоне Спас­ской горы они и заночевали.

Не зная, что за спиной у них, на са­мой вершине, уже затаились в за­саде немецкие автоматчики. Боя не было, группа направлялась к месту формирования, там ей должны были выдать оружие. Когда грянули выстрелы, люди бросились вниз с крутого склона, в лощину, а за ней лежал спасительный лес. Они бе­жали, но бежали навстречу немец­ким пулеметам. Загадочность этой истории в том, что о погибших под горой Спасская партизанах, почти ничего неизвестно. Даже место их захоронения никто назвать не мо­жет. Этот эпизод, как ни старался Коротин, узнать хотя бы какие под­робности, хранится только в пре­даниях местных жителей.

В 43-м году под горой Спас­ской, там раньше пролегал ожив­ленный тракт, партизаны устроили отступающим немцам «огненный мешок». И даже сейчас, говорит Анатолий Васильевич, на обочине тракта можно обнаружить фраг­менты брошенной немецкой техники. Война по здешним местам прошла страшным следом. Если только в одном месте довелось столько историй услышать.

На подходе к Дубкову мы оста­новились у обелиска. На нем над­пись: «Могила неизвестного пар­тизана». А чуть дальше еще один памятный знак погибшим - партизанскому связному и радистке. Коротин объясняет, что поставили их ребята 306-й школы имени А. Гер­мана из Санкт-Петербурга, которые каждый год приезжают в Новоржев­ский район вместе с учительницей, изучают историю края, работают в Пушкинском заповеднике..

С вершины Спасской горы вид­но на многие десятки километров.

- Вот мы и дошли до отметки 220,8 метра над уровнем моря, - торжественно объявил Коротин.

Но созерцать эти великолеп­ные дали нам не пришлось. Шел хлопьями сильный снег, дул ветер. Небо сошлось с землей.

О Дубкове, его военной судьбе известно не больше, чем о Выборе. Знаем, что в 1471 году, в период противостояния Москвы и Велико­го Новгорода, с Дубкова были сня­ты шесть пушек и переправлены в Порхов. Так повелел Великий князь московский Иоанн III, который пот­ребовал, чтобы псковичи вместе с княжеским войском шли на новгородцев.

Чуть раньше в псковской лето­писи сообщается о немецком набе­ге. Среди атакованных населенных пунктов был и Дубков. Тогда немцы «много пскович и новгородцев иссекоша, плениша и пожогша».

Только как они сумели взять крепость, если только действительно взяли, а не ограничились разграблением посада. Дубков кажется неприступным для любо­го по численности врага. Крутые склоны Спасской горы «в лоб» не­возможно преодолеть. Анатолий Васильевич не раз пробовал это сделать, но всегда неудачно, едва до половины склона добирался. На Спасскую мы поднимались по спирально проложенной до­роге, проходящей по западному и южному склонам, преодолевая сильные порывы ветра. Стихия словно хотела сбросить нас вниз, в лощину.

В переписи 1674 года сообща­ется, что «пригород Дубков пуст, один крестьянский двор». Почему опустела крепость, неизвестно. Возможно, полагают ученые, ос­новной причиной запустения Дубкова стали незначительные раз­меры городищенской площадки - 0,5 гектара и проблемы с водо­снабжением. Хотя источник с чис­той водой, как сообщил Анатолий Васильевич Коротин, на одном из склонов городища пробивается до сих пор.

Перепись конца 80-х годов XVI века донесла до нас несколько имен обитателей Дубова. Судя по переписи, жили они скудно: «16 дворишек пустых, хоромы развалилися». Пахали те люди нивы да разводили огороды на посаде, за пределами крепости. А у Федора Исакова, сына Неведрева, в нем росло 35 яблонь. На горных местах жили бобылями Микифорко Ере­меев и Васка Денисов».

И все-таки, как это всегда бывало в здешних местах, в XIX - начале XX века край ожил и стал многолюден. Сто лет на­зад здесь насчитывалось 1215 дворов. Предание упомина­ет еще здешний монастырь - Сошествия Святого Духа на Апостолов.

Хоронить на Спасской начали еще в XV веке. И сейчас хоронят. В густых зарослях кустарника из-под снега проглядывался фундамент старинной церкви Успения. И мно­го каменных крестов, они разбро­саны по всему городищу. Марина Михайловна расчистила один из крестов от снега, и мы прочитали в средокрестии надпись: «Царь Славы Христос Ника». Может, под каким-нибудь из этих крестов и покоится прах огородника Федо­ра Исакова, сына Неведрева, или бобыля Васки Денисова, что пахал здешние нивы. Работал в крестьян­ской доле да постоянно прислуши­вался к тишине, вдруг с западной стороны нагрянет беда. Ведь здесь начиналась Россия.

Неизвестный маршрут

5 января, едва отошли ново­годние торжества, Марина Михай­ловна Пахоменкова уже принимала первую экскурсию, туристы при­ехали из Москвы. В больших городах России Новоржевский музей хорошо знают. Сюда приезжают посмотреть на места, где стояли дворянские усадьбы, услышать ис­торию известных в России дворян­ских родов. Для многих это новое знакомство с историей страны, познанной через жизнь псковской провинции. Тем более, что из этой жизни можно извлечь полезные уроки. Взять хотя бы земство, сыг­равшее в этих краях исключитель­ную роль и развитии экономики и культуры края, просвещении.

Но ни в Выбор, ни в Дубков эти экскурсии, как правило, не попада­ют. Хотя бы потому, что слишком далеко они расположены от Новоржева. Прибыв на место, люди еще должны рассчитывать на от­дых, питание после долгого пути. В Выборе, считает Пахоменкова, можно остановиться в купеческом доме, что стоит у входа в крепость. Если его, конечно, привести в порядок. Появ­ление туристов и сопутствующее им развитие сервиса даст новые ра­бочие места для выборян.

Отдохнув, из Выбора туристы могут пешком отправиться к Дубкову. Дорога к старой крепости обязательно доставит путешес­твенникам непередаваемое удо­вольствие. Главный сюрприз на вершине горы, откуда открывают­ся замечательные пейзажи. Здесь, по собственному опыту знаю, мож­но просто стоять и молча слушать тишину. На развалинах старин­ных крепостей и проявляется это чувство России, когда, замечает Марина Михайловна, даже у «ком­пьютерных» мальчиков в глазах появляется легкая грустинка.

В зрелые годы, на излете жиз­ни многие из нас начинают искать свои истоки. Почему-то вдруг не­одолимо влечет в места, где ты появился на свет. Ведь там у каж­дого человека находится та надеж­ная основа, на которой он начал строить свою жизнь. Марина Михайловна замечает, что помещики привозили своих детей из столицы в родовое гнездо вовсе не пото­му, чтобы они отдохнули от суеты городской жизни. Они привозили ребенка к истокам.

О тех, кто жил до нас...

Обычно я рассказываю турис­там о людях нашего края. Каждый из них внес что-то в историю стра­ны или места, где родился, - гово­рит Марина Михайловна.

...В Выборской школе учитель­ница Светлана Алексеевна Мака­рова и ее ученики пишут историю окрестных деревень. И своим под­вижничеством увлекли сельчан и даже дачников. Ребята пишут, прежде всего, историю людей, кто жил здесь, ходил по этой земле, а потом покинул мир в надежде, что не будет забыт, что имя его где-то сохранится. Что даже спустя многие годы кто-нибудь да скажет: «Вот он жил!».

К сожалению, пока новоржев­ские деревни тихо вымирают. Их заселяют дачники. За бесценок скупаются прочные дома - пяти­стенки. Но вспомним здешнюю за­кономерность: в прошлом, не раз опустевший край всегда возрож­дался. И народятся в семьях де­тки, а кто-то вернется из городов в родные края (такие случаи уже есть), и оживет деревня.

...А недавно, сообщил нам Анатолий Васильевич Коротин, в здешних краях поселился черный аист, птица редкая для России, прилетает к нам из Греции. Она прижилась на новом месте.

Источник: «Выбор и Дубков: забытые крепости», «Псковская правда-Вече», 8 февраля 2007 года, Анатолий Тиханов




 




Карта Псковской области


О проекте Обратная связь Полезные ссылки
Copyright © Администрация Псковской области, 2006-2017.
180001, г.Псков, ул. Некрасова, д. 23.