ПСКОВСКАЯ ЗЕМЛЯ

 



 

Родина «Золотого петушка»

Новая прагматика №2. Юрий Стрекаловский

Музей-усадьба Римского - Корсакова. Любенск24 июня, в День памяти великого русского композитора Н.А. Римского-Корсакова, в музее-усадьбе «Любенск-Вечаша» будет отмечаться День памяти композитора. Сегодня мемориальный музей-усадьба «Любенск-Вечаша» хранит уникальные раритеты, сам являясь реликтом музейной сети «развитого социализма».

Сто километров от Пскова по трассе в сторону Санкт-Петербурга, затем – поворот налево. Шесть верст петляющей сельской дороги. Деревня Вечаша. Озеро. Сад. Дом. Тишина.

В 1894 году тут впервые снял на лето дачу для себя и своей семьи отставной морской офицер, профессор Петербургской консерватории, известный композитор Николай Римский-Корсаков.

В то время ему было уже пятьдесят лет. Размеренная жизнь, большая семья, плодотворная работа. В среде тогдашнего петербургского «среднего класса», к которому относился консерваторский профессор, было принято выезжать летом на дачу. Николай Андреевич с женой и пятью детьми предпочитали южное направление, то есть окрестности уездного города Луги. Каждый год они находили новое место, пока не обнаружили вместительный деревянный дом, принадлежавший Софье Михайловне Огаревой.

Музей-усадьба Римского - Корсакова. ВечашаИмение, раскинувшееся на берегу живописного озера Песно, кроме дома состояло из обширного парка с тенистыми аллеями, флигеля, хозяйственных построек и фруктового сада. Его история прослеживается со второй половины XVIII века, когда Вечаша была пожалована Екатериной II Дмитрию Татищеву – племяннику Е. Р. Дашковой, знаменитому дипломату и коллекционеру. Позднее у имения были и другие хозяева, пока его не купил на имя жены полковник Федор Огарев. Она-то и сдавала на лето дом семейству композитора.

Шесть раз Римские-Корсаковы проводили лето в Вечаше. Здесь в тишине и окружении любимой природы ничто не отвлекало композитора от творчества.

«Я почти не отрывался от сочинения, уделяя только немного времени купанию и прогулкам» – вспоминал он в автобиографии первое лето, проведенное в Вечаше за сочинением оперы «Ночь перед Рождеством». Одновременно Римский-Корсаков начал записывать кое-какие музыкальные мысли для следующей своей оперы, «Садко».

«Помнится, – записал он там же, – местом для сочинения такого материала служили мне мостки с берега до купальни в озеро. Мостки шли среди тростников, с одной стороны виднелись наклонившиеся большие ивы сада, с другой – раскрывалось озеро Песно. Все это как-то располагало к думам о «Садко».

Всякий раз для работы на даче композитор заказывал напрокат у фирмы «Мюльбах» хороший рояль, доставлявшийся из Петербурга.

Музей-усадьба Римского - Корсакова. Кабинет. ВечашаПосле трехлетнего перерыва Римские-Корсаковы снова провели подряд два лета в Вечаше. Как и в прошлый раз, пребывание тут оказалось чрезвычайно плодотворным: в 1898 году тут шла работа над «Царской невестой», в следующем юбилейном «пушкинском» – над «Сказкой о царе Салтане».

Затем опять наступил перерыв, и лишь в 1904 году Николай Андреевич поселился опять в «милой Вечаше», как он называл это место. В то лето он заканчивал здесь «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии». На этот раз отпуск был взят раньше обычного: композитор прибыл в деревню еще весной. «Сделал я это потому, – писал он в одном из писем, – что мне до смерти захотелось хоть одну весну провести на лоне природы».

Владимиру Бельскому, автору либретто «Китежа», он писал отсюда словами из оперы: «Днем и ночью здесь пенье умильное, и на все голоса ликование». По словам Бельского, «постройка града Китежа закипела со сказочной быстротой».

Следующий, бурный 1905 год принес в обычно размеренную жизнь композитора неприятные переживания. Неудачная война, гибель русского флота при Цусиме… Для бывшего военного моряка и патриота России все это было тяжело. Еще одна неприятность случилась на службе: прославленный профессор был уволен из консерватории за сочувствие к студенческим волнениям.

Музей-усадьба Римского - Корсакова. Столовая. Ранней весной 1905 года Николай Андреевич опять приехал в Вечашу, но к сочинению музыки на этот раз душа не лежала. Вместо этого композитор занялся завершением давно начатых воспоминаний, которые после его кончины были изданы под названием «Летопись моей музыкальной жизни».

В это же время тут была составлена знаменитая книга «Основы оркестровки».

Это было последнее лето, проведенное им в Вечашском доме, – но не последнее в этих местах.

В полутора верстах от Вечаши, на другой стороне озера Песно находилась еще одна небольшая, но уютная усадьба – Любенск, владелицей которого была Александра Викторовна Бухарова. Римские-Корсаковы не раз бывали у нее. Летом 1907 года в качестве дачи они нанимают усадьбу, а поскольку ежегодные хлопоты по подысканию и найму дачи наскучили семейству, было принято решение – если то возможно, приобрести Любенск у запутавшейся в долгах Бухаровой. Разговоры о покупке той же осенью увенчались подписанием купчей.

«Любенском мы все восхищаемся» – писал Николай Андреевич старшему сыну Михаилу.

Музей-усадьба Римского - Корсакова. ЛюбенскВ самом деле, место чудесное: уютный и вместительный двухэтажный дом, стоящий на берегу озера, парк с тенистыми аллеями, прудами, беседкой из дубов и площадкой для игры в крокет, фруктовый сад, семейная оранжерея, цветники, каретник-конюшня. Если о том, как выглядела в начале XX века Вечаша, сейчас можно только догадываться (сохранилось лишь несколько изображений), то красоты Любенска времен Римских-Корсаковых нам вполне знакомы по многочисленным фотографиям, сделанным младшими членами семьи. Дело в том, что почти все они увлекались фотографией, и благодаря этому мы прекрасно знаем и как внешне выглядели усадебные постройки, и внутренние интерьеры.

Знаем лишь по фотографиям: к сожалению, ни Любенск, ни Вечаша как усадебно-парковые комплексы, как родовые гнезда не пережили ХХ век… Но об этом несколько позже.

Первое лето семья Римских-Корсаковых провела в Любенске в 1907 году. Именно здесь была завершена работа над последней оперой мастера «Золотой петушок», в рукописи которой стоит собственноручная надпись автора: «Кончено 29 августа. Любенск. 1907». В тот день все собрались к 12-часовому завтраку в «Большом доме» и ждали, когда из кабинета выйдет Николай Андреевич. Написав последнюю ноту, он вышел в столовую, где его встретили аплодисментами.

Уже в то время Римский-Корсаков был тяжело болен. На следующее лето семья вновь приехала в Любенск. Это было последнее лето в жизни великого композитора. 4 июня 1907 года в деревянной церкви соседнего имения Крицы состоялась свадьба его дочери, на которой сам Николай Андреевич не присутствовал из-за плохого самочувствия. Только что он перенес тяжелейший приступ сердечной астмы (стенокардии). Полагали, что деревенский воздух и полный покой подействуют плодотворно на его здоровье. Эти надежды не оправдались.

Музей-усадьба Римского - Корсакова. Вид на озероВ ночь на 8 июня по старому стилю, то есть 21 июня по новому, начался сильный приступ. Уколы и лекарства не помогали. Внезапно налетела гроза. Одновременно с молнией раздался сильнейший удар грома и разразился ливень.

Через несколько секунд композитора не стало.

Три дня спустя траурная повозка увезла его тело в Санкт-Петербург, на Новодевичье кладбище.

Дом и усадьба в Любенске сделались общим летним пристанищем семьи Римских-Корсаковых и их многочисленных друзей. В числе последних был молодой талантливый художник Добржанский, погибший в годы Первой мировой войны, на которую он ушел добровольцем. В 1911 году Добржанским были выполнены три этюда, изображающие Любенск и окрестности.

Революция 1917 года и гражданская война поначалу пощадили Любенск. Окрестные крестьяне не считали обитателей усадьбы «барами» и не стали жечь и разорять имение, как это произошло в те годы почти повсеместно. Спасаясь от голода, террора и разрухи, царивших в красном Петрограде, часть семейства Римских-Корсаковых перебирается сюда. Для того, чтобы прокормиться, да кстати, и чтобы не вызывать раздражения у новой власти, ими была даже основана так называемая «Любенская трудовая артель». Впрочем, просуществовала она недолго: лето 1920 года семья младшего сына композитора, Владимира Николаевича, еще провела тут, но фактически усадьба была уже захвачена совхозом. После этого прежним хозяевам пришлось покинуть ее на долгие годы.

Совхоз пользовался доставшимся ему имуществом в соответствии со своим разумением: в доме находилось правление, на площадке цветника перед ним сажали картофель, сеяли кукурузу.

Музей-усадьба Римского - Корсакова. Аллея к озеруВ соседней Вечаше творилось нечто подобное, если не хуже: хозяева были изгнаны, в 1920-е годы все усадебные строения разобрали для постройки в соседних деревнях домов для рабочих совхоза. В обоих имениях началась деградация парков и прудов, были уничтожены оранжереи и цветники.

Самые тяжелые утраты усадьбы понесли в годы Второй мировой войны, когда в ходе боевых действий сгорел дом и все прочие постройки Любенска – за исключением конюшни и ледника.

В послевоенные годы по инициативе общественности Плюсского района Псковской области был создан народный музей Римского-Корсакова. В 1967 году на его базе в Любенске и Вечаше был создан Музей-усадьба Н. А. Римского-Корсакова. К тому времени о прекрасных имениях напоминали лишь заросшие пруды, остатки парков, фруктовый сад да стены каменной конюшни. Первоначально музей являлся филиалом Государственного Пушкинского заповедника в Михайловском, а затем вошел в состав Псковского музея-заповедника.

Что в то время мог предложить музей посетителям? В сущности, ничего: от подлинных построек, которые помнили бы композитора и его семью, не было почти ничего. Оставались лишь фундаменты домов, часть деревьев и прекрасная, несмотря на последствия хозяйственной деятельности местного совхоза, природа.

Музей нужно было создать практически на пустом месте.

Музей-усадьба Римского - Корсакова. ВечашаНадо сказать, это не было уникальной задачей для советской культуры. 1970-е – 1980-е годы в СССР называют временем «музейного бума». Стабильная, спокойная и довольно скучная жизнь «эпохи застоя» парадоксально способствовала развитию туризма и, как следствие, появлению новых музеев. «Туристические поезда» и «туристические теплоходы», привозящие в столицы и провинцию миллионы музейных посетителей, были привычной чертой тогдашней действительности. Масштабный внутренний туризм в СССР объясняется несколькими причинами: во-первых, отправиться отдыхать за границу было практически невозможно, а потребность в новых интересных впечатлениях, которые разнообразили бы серую действительность «развитого социализма», была весьма велика. В условиях же ограничения свободы передвижения для «диких» туристов, а также тотального дефицита практически на все (в том числе на предметы снаряжения и гостиничные услуги), «организованный» туризм был практически безальтернативен. Наконец, стимулирование расходов «на отдых», то есть на услуги в условиях товарного дефицита и гарантированных зарплат было формой государственной политики по борьбе со скрытой инфляцией, которой болела советская экономика. Именно в эти годы были разработаны и осуществлены масштабные проекты музеефикации городов «Золотого кольца», появились другие, не менее масштабные проекты.

В этом контексте идея создания Музея-усадьбы Римского-Корсакова на пути туристических поездов и автобусов, следующих из Пскова в Ленинград и обратно, выглядела вполне разумно и привлекательно. В Вечаше музею была передана территория в 35 гектаров, построены два щитовых домика для размещения временных экспозиций, восстановлены несколько аллей парка. Одновременно начались некоторые работы и в Любенске, хотя сама усадьба, вернее ее жалкие останки, еще эксплуатировались совхозом. Были проведены раскопы фундаментов и натурные съемки, был разработан план развития музея и охранной зоны, изготовлена проектная рабочая документация на полное восстановление усадьбы Любенск и частично (из-за недостатка достоверной информации) – Вечаши. В 1986-87 годах на открытых фундаментах началось строительство, несколько позднее, в 1989 году, Любенск окончательно перешел в ведение музея.

К сожалению, благоприятное время советского «музейного взрыва» к тому времени закончилось. С большим трудом удалось найти средства на завершение первой очереди проектно-строительных работ, которые были выполнены к 1993 году. Тогда были «восстановлены» здания усадеб, очищены пруды, ручей Смородняк, канавы и каналы, построена дорога Любенск-Вечаша, проложены инженерные коммуникации, рекультивированы парки.

Параллельно со строительством проводился поиск экспонатов. И тут случилось настоящее чудо: «новодел» оказался наполнен громадным количеством подлинных мемориальных вещей. Дело в том, что, хоть многочисленная семья Римских-Корсаковых и была лишена советской властью основной части своего имущества (усадьба Любенск и квартира на Загородном проспекте в Петрограде), память о великом предке и реликвии, связанные с нею, бережно хранились и передавались из поколения в поколение. Ко времени открытия музея на псковской земле большая часть из них уже перешла в другие музеи, посвященные памяти композитора (например, в Тихвинский дом-музей, где он родился или в мемориальную квартиру-музей в Ленинграде). Однако в семье оставалось еще немало, и основной документальный фонд, а также часть личных вещей была передана Любенскому музею внучкой композитора, Татьяной Владимировной Римской-Корсаковой. В числе этих предметов такие уникальные раритеты, как вышитые детьми Татьяны Николаевны и Николая Андреевича скатерти и дорожки; кофемолка, при помощи которой автор «Шахеразады» рано утром, перед тем, как приступить к работе, молол себе ароматный напиток; карандаш, которым наносилась на нотную бумагу гениальная музыка ее создателем… Часть мебели, рояль, принадлежавший семейству Пургольд, полная коллекция прижизненных изданий, многие из которых – с авторскими автографами, подлинный эскиз обложки «Сказки о царе Салтане» работы Ивана Билибина, подлинный портрет композитора работы Валентина Серова и набор углей для рисования, которым этот портрет был выполнен… Даже старинный фотоаппарат Владимира Николаевича Римского-Корсакова, благодаря которому стало возможным научное воссоздание внешнего облика и интерьеров Любенска. Плюс – семейные альбомы, визитные карточки, письма…

Подлинные мемориальные предметы в такой концентрации поражают воображение, все время кажется, что это муляжи, копии, реплики! Но нет, все это подлинные вещи, помнящие тепло рук и звуки голосов их владельцев, и именно благодаря им в «новодельном» музее царит неповторимая атмосфера подлинности.

Особое место в экспозиции занимает скромный чесучовый пиджачок, который был на Римском-Корсакове в день его смерти, и венки с похорон – от коллег, от друзей, семьи, Мариинского театра, Придворной Певческой Капеллы…

После открытия музея Татьяна Владимировна Римская-Корсакова, внучка композитора, поддерживает с ним постоянную и живую связь. Ею был разработан проект дальнейшего благоустройства парка и построек (потомок творческого рода – кандидат архитектуры), она непременная участница всех мероприятий – творческих вечеров, открытий выставок, концертов и научных конференций – проводящихся в Любенске и Вечаше.

Имя Римских-Корсаковых вновь вернулось на родное место. Однако место уже не то, что сто лет назад. Процветавшие некогда деревни ныне совершенно обезлюдели: в Любенске нет ни одного жителя, в Вечаше – лишь немного стариков. Все сотрудники музея добираются из соседнего поселка за несколько километров. Транспорт ходит нерегулярно или вовсе отменяется на зимний период.

Здания, построенные пятнадцать лет назад, уже требуют ремонта. Текут крыши, угрожая сохранности бесценных экспонатов. Во время морозов, обрушившихся на Псков и округу зимой 2006 года, несколько раз отключалось электричество, из-за чего вышла из строя система отопления, которую удалось восстановить с потерями и только благодаря самоотверженной работе сотрудников музея.

Немногочисленные ныне туристические группы не спасают ситуацию, а средств, выделяемых из областного бюджета, уже не хватает даже на поддержание в достойном виде созданного – не говоря уж о развитии. А оно необходимо – здесь можно принимать гостей, можно и нужно устраивать концерты, даже оперные фестивали, но существующие условия не позволяют делать этого (отсутствуют гостевые домики, нет самых элементарных удобств и условий для приема туристов и гастролеров).

Дом, пусть это даже дом-музей, живет тогда только, когда в нем есть хозяева, способные взять на себя ответственность за его настоящее, прошлое и будущее. Когда-то законные владельцы, благодаря которым это место стало уникальной и неповторимой жемчужиной на карте культуры России, были изгнаны отсюда. Музейно-туристическая жизнь Любенска и Вечаши в советском «государственном» понимании стала угасать, практически не успев начаться. Нынешнее положение не может и не должно длиться долго. Культурное сокровище, ныне скрытое здесь (скрытое – потому что музей сейчас и недостаточно посещается, и недостаточно финансируется), принадлежит не одной лишь Псковской земле, но всей России. Поэтому одно из возможных и перспективных решений – передача Музея-усадьбы в ведение крупного профильного учреждения культуры федерального подчинения – такого, как московский Музей музыкального искусства имени М. И. Глинки, Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства, Мариинский или Большой Театр…

Это не единственный, возможно – не лучший вариант. Но что-то делать для спасения уникального места и сохранения уникальных коллекций нужно как можно скорее.




 



Карта Псковской области


О проекте Обратная связь Полезные ссылки
Copyright © Администрация Псковской области, 2006-2020.
180001, г.Псков, ул. Некрасова, д. 23.