ПСКОВСКАЯ ЗЕМЛЯ

 



 

Мемориал "Голубая дача"

Невельский район

 

h0Местечко «Голубая дача» расположено недалеко от города Невеля. Мемориал на еврейском кладбище и экспозиция рассказывает расстрелянных здесь двух тысячах невельских евреев. Каждый может положить камешек в соответствии с древней традицией на могилы безвинно убитых детей, женщин, стариков.

До Великой отечественной войны в небольшом городе мирно уживались люди самых разных национальностей и вер, (русские и евреи, поляки и белорусы, литовцы и немцы), православные церкви и костелы, синагоги и кирхи соседствовали тогда в Невеле.

Невель был оккупирован 15 июля 1941 года и сразу начались расстрелы мирных жителей.

hПо распоряжению немецкого командования 7 августа 1941 года, бывшим бургомистром города Васильевым был издан приказ, обязывающий все еврейское население Невеля в трехдневный срок переселить на территорию загородного парка «Голубая дача». При активном участии полиции, сюда было согнано около тысячи евреев: старики, женщины, дети.
6 сентября 1941 года началось уничтожение – сначала взрослых мужчин заставили выкопать ров – могилу, затем расстреляли. Детей отобрали у матерей и убили на их глазах, после этого расстреляли женщин. Многие были сброшены в противотанковый ров живыми – свидетели рассказывали, что земля на этом месте шевелилась три дня.

По данным Чрезвычайной государственной комиссии всего в Невельском районе погибли – 2 000 евреев.

h1В мемориал входят: кованый семисвечник - менора, высотой более двух метров (автор кузнец – художник Л. Б. Ржевский), памятные обелиски, к захоронениям проложены асфальтовые дорожки. Работа по увековечиванию памяти погубленных нацистами евреев продолжается до сих пор – на памятниках появляются новые имена, которые удалось восстановить.

Каждый год сюда приходят и приезжают люди, евреи читают Кадиш, приносят на могилы по еврейскому обычаю камешки, а русские кладут к подножию памятников цветы.


Рассказ очевидица:
«Евреев гнали – с вещами, с узлами, с криками. Колонна растянулась от площади Карла Маркса до самой Голубой Дачи. На подводах везли стариков и детей. Молодежи в толпе почти не было. Конвоировали и немцы, и наши полицейские.
На улице Ломоносова жил Михаил Жук, русский. Жена у него была еврейка, Соня, было двое детей, девочки-двойняшки, около 6 лет. Когда полицаи выгоняли евреев из домов, выгнали и Соню с детьми. Она вышла и кричала, дети кричали: «Папочка, спаси нас!». Жук выскочил – «И меня забирайте!», - и встал в колонну. Девочки за него уцепились. Полицаи и немцы его плетками оторвали и выбросили из колонны, говоря: русская свинья, ты нам не нужен».
Голубая Дача находилась в 2 км от города. До революции это была дачная местность. Среди дач стоял дом исправника полиции, выкрашенный в голубой цвет. Он-то и назывался Голубая Дача.
На бывших дачах и было устроено Невельское гетто. В течение месяца оно пополнялось – немцы свозили сюда людей из окрестных деревень. Всего на Голубой даче было около 800 евреев.
5 или 6 сентября всех евреев расстреляли. Расстреливали мужчин отдельно, женщин и детей отдельно. И сейчас около Голубой Дачи, в рощице, 2 могилы – мужская и женская.
На русских свидетелей этого расстрела сильное впечатление произвело, как приняли смерть мужчины – стоя, без единого звука. А женщины громко кричали – у них сначала отняли и расстреляли детей.
На месте расстрела несколько дней шевелилась земля…


Еще один очевидец - немецкий мотоциклист ефрейтор Г. Кильгорн. Всего через четыре дня, он дал показания в Витебске. Этот протокол – одно из самых свежих впечатлений очевидца о расстреле невинных жертв. Он бал дан по собственной инициативе и содержит детали, которые отсутствуют в показаниях нацистов перед судом.
Кильгорн показывал:
«Я узнал от солдат оперативного отдела, что приблизительно в двух километрах от стоянки состоится массовый расстрел евреев. Говорили, что мужчины были якобы расстреляны в тот же день на рассвете и что по очереди стоят женщины. Потом я пошёл с несколькими товарищами из оперативного отдела на место, расположенное примерно в 2-х километрах. Там я увидел толпу в количестве приблизительно 600 женщин и детей под охраной эсесовцев. Число 600 является не только моим подсчётом, но так высоко определялось число и другими солдатами оперативного отдела.
Из этой толпы непрестанно выводили по 5 женщин к находившемуся на расстоянии 200 метров противотанковому рву. При этом женщинам завязывали глаза и они должны были держаться за палку, с которой их подводил один эсесовец ко рву. Когда они подошли, они должны были раздеваться донага, за исключением нескольких старух, которые должны были обнажить только верхнюю часть тела. Потом несколько эсесовцев сталкивали их в ров и с верху расстреливали их. Когда женщины услышали приказ раздеться, они очень кричали, потому что поняли, что они будут расстреляны.
Так как у меня не было много времени, и я должен был вернуться к своей машине, то я оставался на месте экзекуции не более полу часа, и за это время было расстреляно 30 – 50 женщин. Расстрел остальных продолжался и после моего ухода, я присутствовал при начале экзекуции от 10 – 11 часов утра.
Что касается противотанкового рва, то это была большая яма, к которой я сам подошёл на расстоянии 5 метров. После расстрела одной группы женщин следующая группа сталкивалась на том же самом месте в ров, прямо на тех, которые только что были расстреляны. Расстрела детей я лично не видел, но большое количество детей находилось в толпе. Я категорически подтверждаю, что мои показания соответствуют истине:
(Штаб-) Квартира, 8.09.1941г. А.О.К.Д 1У Ви. Подписал: ефрейтор Г. Кильгорн».

Расстреляно 800 человек. Из них известны имена 458 убитых узников.







 



Карта Псковской области


О проекте Обратная связь Полезные ссылки
Copyright © Администрация Псковской области, 2006-2017.
180001, г.Псков, ул. Некрасова, д. 23.