ПСКОВСКАЯ ЗЕМЛЯ

 

Главная страница > История > Псков и Ганза: страницы истории

 

В.А. Аракчеев

Ганза: союз северонемецких городов

Слово «Ганза» первоначально обозначало группу купцов, а с XIII века стало обозначать мощный союз городов Северной Германии и городов, возникших в колонизованных немцами землях. В XII-XIII вв. в Северной Европе впервые в ее истории возникли прочные торговые связи в пределах огромного региона: от Англии до русских земель и Финляндии. Посредниками в торговле стали немецкие города, и, прежде всего Любек. Благодаря удачному географическому расположению Любек контролировал товаропотоки между Балтийским и Северным морями. Кроме того, поблизости от Любека располагались соляные копи, а соль в эпоху средневековья была одним из немногих товаров, имевших спрос повсеместно.

Словом, могущество Любека признавалось всеми городами Северной Германии и за столетие до официального оформления Ганзы купечество этого города уже получило торговые привилегии во многих странах. Значение Ганзы состояло в том, что в эпоху повсеместного господства натурального хозяйства немецкие купцы организовали посредническую торговлю между Западной и Восточной Европой. Торговля Любека и его союзников покоилась на перепродаже пушнины на западных рынках и промышленных изделий на восточных. Пользуясь высокими ценами на меха на западных рынках, ганзейцы получали скромную, но устойчивую прибыль.

В приморских городах строились простые, но крепкие плоскодонные суда - когги - способные перевозить в трюмах соль и бочки с напитками и снедью. Корабли ганзейцев сильно страдали от штормов, но были незаменимы при плавании на мелководье и в устьях рек. В 1262 году купцы Любека заключили мир с Новгородом, договорившись о том, чтобы «немцам гостити в Новгороде без пакости», в 1267 году ганзейцы получили привилегии в Англии. В 1336 году депутаты городов Северной Германии собрались на съезд в Любеке, где было официально объявлено о создании Ганзы (союза) городов. Герб Любека - орел - вскоре стал гербом Ганзы, объединявшей в лучшие времена до 170 городов - от берегов Рейна до Восточной Прибалтики.

Высшим органом власти в Ганзе был общеганзейский съезд, рассматривавший вопросы торговли и взаимоотношений с иностранными государствами. В промежутках между съездами текущими делами руководил рат (городской совет) Любека. Несмотря на международный характер торговли, ганзейский союз объединял только немецкие города. Купцы Ганзы торговали в Лондоне, Антверпене, Новгороде, имели там свои конторы, но ни один из этих городов не являлся членом конфедерации1. Так что Псков здесь не был исключением.

Условия торговли на Балтике и Северном море были необычайно сложными. Цены на товары в целом оставались довольно низкими, поэтому и доходы были скромны. Чтобы свести затраты к минимуму, купцы сами выполняли функции матросов. Собственно купцы со своими слугами и составляли экипаж судна, капитан которого избирался из более опытных путешественников. Если судно не терпело крушение и благополучно приходило к месту назначения, можно было начинать торг.

Но и здесь часто приходилось рисковать. Конторы, которые держала Ганза в разных странах, были укрепленными пунктами, и их безопасность гарантировала высшая власть: вече, князья, короли. Вокруг было враждебное население и купцам приходилось проявлять взаимовыручку и солидарность. Немцы жили в фактории не один сезон и подчинялись строгой дисциплине; «молодые» (подмастерья) должны были учить языки и не имели права жениться. Немецким двором управлял Совет старейшин и два олдермана.

XIV столетие на севере Европы стало веком Ганзы. Любек и его союзники диктовали свою волю таким государствам, как, например, Дания; заставили капитулировать богатый торговый город Брюгге во Фландрии. Однако к концу столетия могущество Ганзы пошло на убыль. С 1400 года в Западной Европе снизились цены на пушнину, в то время как цены на промышленные изделия стали расти. Норма прибыли ганзейцев уменьшалась. Неблагоприятные изменения происходили и в политической сфере: XV век в Европе стал временем образования централизованных государств. Дания, Англия, Польша, Русское государство властно вмешивались в зоны традиционного влияния Ганзы. Активизировалось и европейское купечество: ганзейских торговцев вытесняли англичане, голландцы, купцы из Нюрнберга и других немецких городов.

Ганза формально существовала до 1669 г., но эта была уже не прежняя могущественная конфедерация. В самом ганзейском союзе усилились противоречия между городами, и Любек зачастую проводил вполне самостоятельную политику, организуя свои фактории. Одним словом, Ганза играла важную роль в Европе в эпоху, когда капиталистические отношения были простейшими, кредита почти не существовало и перемещение мировой торговли в Атлантический океан оказало роковое влияние на ее судьбу. Особенно значимой была роль Ганзы в истории России, и ее взаимоотношения с русскими городами составили целую эпоху в истории последних.

 Торговля ганзейцев

Что интересовало ганзейских купцов в Пскове? В России главным экспортным товаром были меха, но места добычи пушнины контролировал Новгород, и на долю Пскова приходилась лишь незначительная часть продаваемой на Запад пушнины. А из Пскова в Европу экспортировался, главным образом, воск. Место воска в быту средневекового человека было сродни той роли, которую играет в нашей жизни электричество. Из воска изготавливались свечи - как для освещения жилых помещений, так и для богослужения.

Кроме того, у католиков было принято лепить из воска изображения больных частей тела. Воск был важнейшим товаром вплоть до начала XX века: еще отец Федор из «Двенадцати стульев» мечтал о свечном заводике в Самаре. Но в Европе, несмотря на развитие пчеловодства, воска недоставало, и он завозился с Востока - из Литвы и русских земель. Здесь в XIV-XV вв. было еще довольно много лесов и было широко распространено бортничество - добыча меда диких пчел. Добытая вощина перетапливалась, воск очищался и поступал на продажу.

Торговля воском была настолько доходным промыслом, что уже в XIII веке в Новгороде было объединение «купцов-вощаников». Качество воска было различным, низкосортный воск с отстоем ганзейцам покупать воспрещалось. Правила торговли регулировались «стариной» - принятыми в качестве нормы обычаями. Одним из таких обычаев было право ганзейцев «колупать» воск, т.е. откалывать от вощаного круга куски для проверки его качества, причем отколотые куски в счет веса купленного воска не шли. Величина кусков воска, которые разрешалось «колупать», не была определена точно, а зависела от «старины» и произвола купцов. Воск продавался на месте и экспортировался в Прибалтику. В 1441 году псковские купцы повезли две ладьи с воском в Дерпт. Обнаружив, что воск недоброкачественный, немцы предложили его перетопить, однако русские отказались это сделать. Поэтому основная масса воска была перевезена в Нарву и продана там.

Из импортных товаров псковичей в первую очередь интересовала соль. Значение соли в эпоху средневековья определялось не только тем, что она была продуктом питания; соль была одним из видов сырья для кожевенного промысла. Соль добывалась в сравнительно больших размерах лишь в немногих районах, весьма удаленных друг от друга, стоила дорого и рано стала важнейшим продуктом в товарообмене. На Руси соли добывали недостаточно, в том числе в Псковской земле, поэтому соль и занимала одно из первых мест в составе импортных товаров. Псковичи попытались наладить добычу соли в 1364 г. в селении Руха (Рюха) на р. Черехе, но промышленников постигла неудача: «Поставиша две варницы на Рухе и начаша соль варити; и то не сбыся и повергоша»2.

Нужда в поставках соли заставляла псковичей бороться за изменение невыгодных правил торговли. Ганзейские купцы на Руси продавали соль не по весу, а мешками. Понятно, что такой способ торговли часто приводил к обману. В то же время в соседних городах ганзейского союза соль продавалась на вес. В начале XV века новгородцы и псковичи сократили закупки соли у себя дома и стали ездить за этим товаром в Ливонию. В ответ в 1407 г. немцы запретили подвоз соли и торговлю с Новгородом и Псковом. Цены на соль подскочили и русские купцы пошли на попятную, согласившись на прежние условия торговли. Псков покупал соль прежде всего для своих нужд, но иногда служил перевалочным пунктом для транзитной торговли ганзейцев с Новгородом, причем даже в военное время. Так, в 1420-х гг., когда Новгород воевал с Ливонским орденом, соль из Нарвы все-таки поступала в Новгород через Псков.

Торговля оружием и цветными металлами всегда была камнем преткновения в отношениях русских городов с Ганзой и Ливонским орденом. Ганза была заинтересована в торговле оружием, приносившем большие прибыли, а Орден, опасавшийся роста могущества русских земель, наоборот, препятствовал ей. Но коммерческая выгода часто брала верх над интересами обороны, и, например, в 1396 г. ревельские купцы, в том числе глава городского совета Герд Витте, провозили оружие в Новгород и Псков в бочках из-под сельди.

Цветные металлы, столь необходимые в процессе изготовления оружия, также были запрещены к ввозу в Россию, видимо, в самом начале XV века. Во всяком случае, когда в 1420 г. псковичи захотели изготовить свинцовую кровлю для Троицкого собора, они не смогли найти мастера-литейщика не только в Пскове, но и в Новгороде. Не дали псковичам мастера и жители Дерпта, и лишь московский митрополит прислал в Псков литейщика. Пользуясь монополией на ввоз металлов в Россию, Ганза не упускала случая нажиться на торговле. Так, в 1518 г. в Псков привезли низкопробное серебро, но через шесть лет его отправили обратно в Дерпт.

Существенную часть товаропотоков в эпоху средневековья составляли алкогольные напитки. Но если вина были дороги и ввозились на Русь в малых количествах, то такие алкогольные напитки, как мед и пиво импортировались весьма интенсивно. Причем в Псковской, так же, как и в Новгородской землях, изготавливали свой мед, часть которого также вывозилась на продажу в Дерпт и другие города. Свидетельством активной торговли алкоголем является упоминание 13 с половиной бочек пива и 4 бочек меду, взятых псковскими купцами из имущества убитого немца в Пскове в 1460-х гг. Лишь однажды в истории псковско-ганзейских отношений торговля «корчмою», т.е. любым алкоголем, была запрещена: по договору 1474 г. Псков и Дерпт обязались не ввозить на продажу в пределы территорий друг друга пиво и мед. Но уже через 30 лет, в договоре 1503 г. этот запрет отсутствовал. Видимо, невыгодная обеим сторонам норма договора отмерла сама собой.

«Немецкий берег»

С кем и как торговали псковичи? В общем, со всеми ганзейскими городами - с Любеком, Данцигом, Ригой, но прежде всего с Ревелем (Таллин) и Дерптом (Тарту). Рига, Ревель и Дерпт входили в состав Тевтонского ордена в Ливонии, или, как его чаще называют, Ливонского ордена - конфедерации, состоявшей из собственно орденских (магистерских и рыцарских) владений, церковных земель и вольных городов. Единственным из крупных городов Ливонии, не входившим в состав ганзейского союза, была Нарва. Стремительным ростом своего торгового значения Нарва была обязана близости к Новгороду и удобству своего сообщения с ним. Нарва торговала с Новгородом и Псковом даже в самые острые моменты русско-ганзейских отношений. Нарва долго добивалась членства в ганзейском союзе, но каждый раз ей противодействовали ливонские города, особенно Ревель. Интересы городов и Ордена совпадали далеко не всегда, поэтому и псковско-ганзейские отношения были неровными.

Во время войны между Псковом и Ливонским орденом в 1406-1409 гг. торговые отношения с Ганзой были прерваны, но вскоре возобновлены. Инициатива в восстановлении псковско-ганзейских отношений принадлежала Дерпту, который первым заключил с Псковом соглашение о безопасности проезда и ведения торговли (1411 г.) Тесные торговые отношения способствовали и заключению союзного договора Пскова с Орденом в 1417 г. Ключевое положение договора гласило: «Теперь, великий господин, господин магистр, нам с тобою и со всеми орденскими господами, которые находятся на сем поморьи, а также за Двиною, и с твоими великими властями, и с архиепископством Рижским и с городом Ригой, и со всей землей надлежит установить великое согласие, чтобы никому не помогать, ни Витовту, ни иному великому государю, ни епископу юрьевскому против нас, псковичей, не разорять нашей земли и не творить никакой неправды; также и нашим людям, псковичам, против тебя не помогать литовцам и твоей земли не воевать; и никаким людям, твоим господам, господин магистр, никакого зла против нас не допускать, ни через твою землю, ни по воде, где ты власть имеешь; так же нам быть и с господином, господином магистром, и с ландмаршалом и с твоими властями»3. Разумеется, этот союз не был вечным, прерывался войнами, но в целом, именно мирные отношения Пскова с Ливонией и прибалтийскими городами, прежде всего Дерптом, стали нормой.

Наиболее детально обоюдные условия торговли псковских и дерптских купцов были оговорены в соглашении 1474 г. На купцов обеих сторон распространялись гарантии «чистого пути», т.е. свободной торговли как в городах, заключивших договор, так и проезда с товарами в другие пункты. По обоюдному договору были отменены таможенные пошлины: «колоды» (шлагбаумы) было решено ликвидировать, а «гостинец» (пошлины) не брать. Договор был необычайно выгоден для Пскова, потому что предоставлял псковским купцам право розничной и гостевой торговли в Дерпте и других городах, принадлежавших дерптскому епископу. Теперь псковичи могли торговать в Дерпте не только с его жителями, но и с рижанами, ревельцами, и «со всяким гостем», под которыми подразумевались не только ганзейские купцы. Купцам, находившимся на чужбине, был гарантирован равный суд с подданными страны, где находился купец.

В прибалтийских городах не было русских купеческих подворий, и роль объединяющих центров для русского купечества в Ливонии играли православные церкви. В Дерпте имелись две русских церкви - святого Николая и святого Георгия, принадлежавшие новгородским и псковским купцам. При церквах находились помещения, где жили священнослужители и хранились товары. Здесь же происходили празднества и собрания. Дома немецких бюргеров, располагавшиеся вокруг православных церквей, издавна арендовали русские купцы, поэтому городской район Дерпта в окрестностях церквей стал именоваться Русским концом, по аналогии с наименованиями городских районов в Новгороде и Пскове.

В Пскове немецкие купцы размещались на так называемом «немецком берегу» в арендованных дворах русских купцов4. «Немецкий берег» - это прибрежная полоса Запсковья, находившаяся на противоположном Кремлю берегу реки Псковы. В отличие от Пскова, в Новгороде Великом издавна существовала немецкая фактория - двор святого Петра. Ганзейским двором в Новгороде управляли выборные должностные лица - олдерманы - на правах полной автономии. Немецкий двор имел свой устав - скру, регулировавшую внутреннюю жизнь немецкого двора, а также условия торговли немцев с русскими.

Торговля в заложниках у политики

 В конце XV века существование ганзейского двора в Новгороде снова оказалось под угрозой. В 1494 г. в Ревеле были казнены по приговору ревельского суда двое русских, обвиненных в уголовных преступлениях: один был сварен в котле, а другой сожжен. Приговоры были вынесены в полном соответствии с правом средневекового города судить лиц, находившихся на его территории, по своим законам. Но великий князь Иван III, который отныне выступал за права не только новгородского, но и всего русского купечества в Прибалтике, в октябре 1494 г. распорядился закрыть ганзейский двор в Новгороде. 49 купцов из городов Ганзы были арестованы, а их товары на сумму 96 тыс. марок конфискованы.

Начался затяжной двадцатилетний конфликт Русского государства с Ганзой. В Ревеле и Риге были арестованы находившиеся там новгородские купцы с товарами. Однако Дерпт, поддерживавший интенсивные торговые связи с Псковом и имевший с ним особый договор о свободе торговли, отказался прервать отношения с русскими городами. Продолжала торговать с Россией и Нарва, не являвшаяся членом ганзейского союза и поэтому не обязанная выполнять постановления его съездов. Словом, единый фронт Ганзы и Ливонии против России так и не сложился.

И Ганза, и Россия неоднократно пытались урегулировать конфликт. Так, в феврале 1498 г. русско-ганзейские переговоры проходили в Нарве, где интересы Пскова представляли князь Александр Владимирович, оба посадника и по два боярина от каждого конца5. Восстановление нормальных отношений российская сторона увязывала с целым рядом требований; по сути дела, правительство Ивана III выставило предварительные условия. Россия требовала, во-первых, улучшения положения русских церквей и жителей русских концов в прибалтийских городах; в претензиях, предъявленных российской делегацией, приводились факты запрещения русским освящать церкви и жить в домах при церкви.

Второе требование касалось выдачи «злодеев», виновных в насилии над русскими в ливонских городах, и оказания «справы» - удовлетворения пострадавшим от насилия. Переговоры закончились безрезультатно, и после их окончания Россия нанесла еще один удар Ганзе: был запрещен ввоз соли в русские города. Псковские купцы тщетно добивались от великого князя разрешить им ввозить соль в русские земли, но их старания успехом не увенчались. Псков, в общем, не много выиграл от закрытия немецкого подворья в Новгороде. Несмотря на то, что псковские купцы продолжали торговать с ганзейскими городами (известны факты торговли псковичей в Риге в 1501 г., накануне войны с Орденом), город нес ущерб от сокращения транзитной торговли.

Предпринимались попытки укрепить политические и торговые отношения с Псковом. В праздник Благовещения (25 марта) 1509 г. был заключен договор между Ливонией и Псковом на 14 лет, который стал последним внешнеполитическим актом Псковского государства. Договором предоставлялись важные гарантии купцам обоих сторон: «…из Псковские земли гостем и купцом … на Ригу и на Колывань и на Ругодив и на все городы Лифленские земли горою и водою путь им чист приехати и отъехати без всякие зацепки, и купити и продати добровольно всякой товар без вывеча, опричь соли»6.

Ганзейский двор в Новгороде был открыт вновь лишь в мае 1514 г. А в 1520-х гг. (точная дата неизвестна) был открыт немецкий двор и во Пскове. Подворье на «немецком берегу» действовало до начала Ливонской войны, а в 1562 г. было уничтожено пожаром. Немецкий двор в Пскове был восстановлен только после окончания Ливонской войны, в 1580-х гг. за рекой Великой, напротив Кремля. Там же в 1588 г. возникло подворье главного города Ганзы - Любека. Но это уже другая эпоха, когда Ганза уступила господство на Балтике Швеции.

1. Бродель Ф. Время мира. М., 1992. С. 97-102.


2. ПЛ. Вып. 2. С. 27.


3. ГВНП. М., - Л., 1949. С. 320.


4. Казакова Н.А. Русско-ливонские и русско-ганзейские отношения (конец XIV – начало XVI в.) Л., 1975. С. 139.


5. ПЛ. Вып. 1. С. 82-83.


6. Договор Пскова с Ливонией 1509 г. // ВИ. 1983. № 1. С. 90-92.

 



Карта Псковской области


О проекте Обратная связь Полезные ссылки
Copyright © Администрация Псковской области, 2006-2016.
180001, г.Псков, ул. Некрасова, д. 23.